Заказать звонок
/ Пресса о ботоксе

История

Интернет-магазин товаров от потливости hh-store.ru.
Специализированные товары для любой области. Доставка в любой регион РФ, другую страну.
ВАША ПЕРСОНАЛЬНАЯ СКИДКА 5%

1. ИСТОРИЯ

1.1История использования ботулинического токсина типа А в клинической практике.

По результатам исследований, проводившихся с 1817 по 1822гг., Dr. Justinus Kerner из Вюртемберга (Германия) опубликовал первое детальное описание клинической картины ботулизма, летального типа пищевого отравления, известного со времен Римской Империи. В журнале, издававшемся в Tubingen (Tubinger Blatter fur Medizin und Arzneykunde), Kerner описал симптомы отравления токсином, предполагая, что по химической природе токсин представляет собой жирную кислоту. Описанные Kerner симптомы включали в себя: недомогание, тошноту, рвоту, диаррею, болезненные запоры, диплопию, расширенные зрачки, усталость, неустойчивую походку, затрудненное глотание твердой и жидкой пищи, сильную жажду, а в фатальных случаях — бессознательное состояние, сильные судороги, озноб, опистотонус, холодный пот, и в результате — смерть. В своей работе Kerner был столь наблюдателен, что даже заметил, что у людей с отравлением ботулиническим токсином выделялось меньшее количество ушной серы!

За время проведения этих исследований Kerner изучил 155 случаев заболевания ботулизмом, среди которых 12 пациентов были вылечены им лично, а в некоторых случаях ему пришлось даже проводить посмертное вскрытие тел умерших больных. Фрагментами колбасы, конфискованной полицией, Kerner накормил различных животных (кошек, кроликов, птиц, рыб) и наблюдал за их реакциями, а затем препарировал трупы животных. Основываясь на полученных наблюдениях, Kerner сделал вывод о том, что не существует лекарства для борьбы с «отравлением колбасным ядом», и рекомендовал придерживаться строгих профилактических мер. Кроме того, он предложил заставить деревенских мясников в обязательном порядке должным образом варить и коптить все мясные продукты. Для того чтобы следовать его рекомендациям были изданы новые указы. Kerner также предположил, что чрезвычайно малые дозы «колбасного яда» могут быть полезны в лечении заболеваний, связанных с повышенной мышечной подвижностью, таких, как танец святого Вита [1].

Кроме того, что Justinus Kerner был врачом и ученым, он также был важным членом Немецкого Движения Романтизма. Несколько его лирических поэм Роберт Шуман положил на музыку, создав хорошо известную серию «Kerner-Lieder».

В 1897г. бактериальная теория возникновения ботулизма была выведена на первый план бельгийским профессором Emile van Ermengen [2]. Van Ermengen подверг системному изучению образцы зараженного окорока, употребление которого вызвало угрожающее жизни пищевое отравление нескольких пациентов и смерть троих из них на памятной церемонии Ellezelle Music Society. Van Ermengen описал этот смертельно-опасный организм как большую анаэробную спорообразующую бациллу. Он размочил окорок и приготовил очищенные экстракты, которыми затем кормил в различных дозировках кроликов и голубей. Его наблюдения были впечатляющими: «смерть происходила из-за остановки дыхания и кровообращения без конвульсий или спастических судорог — мышцы были полностью парализованы». Van Еrmengen справедливо сделал вывод о том, что мясные продукты из Ellezelle были заражены самым смертельным из известных человечеству токсинов. Основываясь на типичности наблюдаемых эффектов, чрезвычайно высокой токсичности и низкой резистентности к высокой температуре и свету, а также способности к разложению в щелочи и других реагентах, он сделал вывод о том, что этим организмом возможно был бактериальный токсин, который «по-видимому растет вследствие анаэробной пролиферации определенных специфических микроорганизмов в течение периода консервирования мясных продуктов». Профессор van Ermengen назвал выделенный организм Bacillus botulinum по латинскому названию колбасы «botulus». Позже их назвали Клостридии Ботулизма.

В 1897г. W. Kerner создал первую иммунную сыворотку для ботулизма. В 1910г. Leuchs открыл второй серотип ботулинического токсина (тип В) [3]. В 20-х годах группа ученых, возглавляемая Dr. Hermann Sommer в Hooper Foundation Калифорнийского университета в Сан-Франциско, предприняла попытку выделить ботулинический токсин типа А. Их исследование было продолжено под военным наблюдением в Fort Detrick Maryland во время Второй Мировой Войны. С этого периода началось большинство фундаментальных исследований по поводу производства и эффектов ботулинических токсинов и дифференциации их различных серотипов. Первым исследователем, выделившим ботулинический токсин типа А в кристаллической форме, был Dr. Carl Lamanna (1946г.), который позже описал его как двух-цепочечную молекулярную структуру. В 1949г. Burgen установил, что блокада нервно-мышечной трансмиссии является основным механизмом действия ботулинического токсина.

После войны интенсивные попытки исследования структуры ботулинического токсина типа А в Fort Detrick были продолжены Edward J. Schantz. Исследователь Alan B. Scott из Smith-Kettlewell Eye Research Foundation изучал лекарственные средства, способные ослабить активность гиперкинетических мышц. А. Scott первым провел испытание нейротоксина на животных в 1973г., а затем возглавил пилотное исследование на людях в 1978г. согласно протоколу, одобренному Food and Drug Administration США [4,5].

Предварительные результаты А. Scott по использованию ботулинического токсина типа А в лечении косоглазия были опубликованы в 1980г. [6]. Результаты этого главного медицинского достижения воодушевили начало целого ряда исследований по использованию нейротоксина при других показаниях. В 1982г. А. Scott исследовал влияние ботулинического токсина на нистагм, гемифациальный спазм, спастическую кривошею и спастические заболевания ног [7].

Ботулинический токсин типа А был одобрен Food and Drug Administration США для лечения косоглазия, гемифациального спазма и блефароспазма в декабре 1989г. В настоящее время нейротоксин широко применятся по многочисленным показаниям, выходящим за рамки официально разрешенных состояний. Резко возросшее число публикаций на эту тему (рис. 1.1) отражает огромный интерес к ботулиническому токсину и его терапевтическую значимость.


Рис. 1.1 Число публикаций, найденных по ключевому слову «ботулинический токсин» за период с 1980г. по июнь 2000г. (общее количество публикаций до мая 2000г.: 21715).

1.2Использование ботулинического токсина типа А в неврологии.

Ранние сообщения об успешных результатах использования токсина у людей (6,8) открыли дверь невропатологам для исследования других потенциально возможных показаний лечения ботулиническим токсином неврологических заболеваний, которые до этого плохо поддавались лечению или их лечение было фактически невозможным из-за появления тяжелых побочных эффектов. Таким первым утвержденным неврологическим показанием была дистония.

  • Дистония.

Дистония представляет собой нервно-мышечное заболевание, характеризующееся появлением непроизвольных сокращений мышц, приводящих к тоническим, миоклоническим или дрожательным движениям и/или к формированию патологической позы [9]. Причиной, лежащей в основе данного заболевания, обычно является повреждение базальных ганглиев (caudate nucleus, putamen или globus pallidus) [10].

Блефароспазм.

Ботулинический токсин впервые использовали в клинике с целью лечения идиопатического блефароспазма — дистонического расстройства, характеризующегося непроизвольным смыканием век, возникающим из-за тонического или фазического сокращения m. orbicularis oculi. В конечном счете, блефароспазм может привести к функциональной слепоте [11]. Иногда данное состояние может распространяться на другие группы мышц лица (cиндром Meige) и, гораздо реже, на мышцы шеи (сегментарная дистония) [12].

Проведенные многочисленные исследования как открытые, так и двойные слепые продемонстрировали эффективность локальных инъекций ботулинического токсина типа А. Наиболее существенными побочными эффектами при этом были опускание век, возникающее из-за неумышленной слабости мышцы, поднимающей верхнее веко, и диплопия (возникающая из-за слабости одной или более экстраокулярных мышц). По мере накопления опыта по использованию нейротоксина частота появления побочных эффектов снижалась и была не столь высокой, как в первоначальных исследованиях. Вместе с гемифациальным спазмом (смотрите ниже) идиопатический блефароспазм был первым одобренным Food and Drug Administration США показанием для лечебного применения ботулинического токсина типа А [13].

Спастическая кривошея.

Спастическая кривошея (цервикальная дистония) характеризуется непроизвольным сокращением мышц шеи, приводящим к ротации, латерофлексии, смещению головы либо вперед, либо кзади или к комбинированным нарушениям положения головы [14]. В 1985г. было опубликовано первое сообщение об использовании ботулинического токсина типа А в лечении спастической кривошеи [15]. В связи с тем, что предыдущие методы лечения цервикальной дистонии не давали каких-либо эффективных результатов, лечение ботулиническим токсином типа А получило быстрое признание. В течение последующих исследований уровни дозировок ботулотоксина были существенно уменьшены. Поэтому современный уровень побочных эффектов намного меньше, чем отмечалось первоначально в ранних исследованиях.

Дистония конечностей и дисфония.

При дистонии может также отмечаться поражение мышц конечностей. При этом дистонические состояния могут быть либо непрерывными, либо возникать только под влиянием определенных факторов, таких как письмо (писчий спазм) [17]. Хотя это показание и не санкционировано Food and Drug Administration США, лечение ботулиническим токсином является методом выбора в терапии таких форм дистонии конечностей [18–24].

Дистония может также поражать мышцы гортани, вызывая нарушения речи (дисфония). Локальные инъекции ботулинического токсина в мышцы гортани дают превосходные результаты при данной патологии, которая ранее была фактически неизлечимой [25–27].

В обоих случаях инъекции ботулинического токсина типа А в пораженные мышцы не должны выполняться без контроля электромиографического исследования [28].

  • Гемифациальный спазм.

Гемифациальный спазм вызывается ephaptic проведением нервных импульсов вследствие локального раздражения лицевого нерва. Во многих случаях подобное состояние возникает из-за разветвления сосуда в месте выхода лицевого нерва из ствола головного мозга [29]. Последнее приводит к фазическим или тоническим непроизвольным и односторонним сокращениям мимической мускулатуры лица, иннервируемой лицевым нервом. Клиническая картина заболевания часто очень похожа на односторонний блефароспазм, хотя гемифациальный спазм не является истинной формой дистонии. Стратегии лечения гемифациального спазма и блефароспазма являются аналогичными. Терапия этих состояний развивалась одновременно, и они относятся к числу разрешенных показаний для лечения ботулиническим токсином типа А [30–34].

  • Спастичность.

Спастичность представляет собой двигательное расстройство, характеризующееся зависящим от скорости увеличением тонуса мышц с повышенными сухожильными рефлексами [35,36]. Спастичность вызывается повреждением двигательных кортикоспинальных путей и встречается в сочетании с парезом, ухудшением тонких движений, гипервозбудимостью рефлексов мышечного растяжения, патологическими рефлексами (симптом Бабинского, симптом Тромнера), спазмами и клоническими судорогами (клонусами). Обычно спастичность возникает вследствие ишемического инфаркта мозга и кровоизлияния в мозг, церебральной или спинальной травмы, или воспалительных заболеваний центральной нервной системы, таких, как рассеянный склероз. Детская спастичность часто является проявлением детского церебрального паралича. Использованию ботулинического токсина в лечении спастичности как у детей, так и у взрослых посвящены многочисленные публикации [37–42]. Химическая денервация спастических антагонистов может улучшить остаточные двигательные функции. Ослабление сокращений мышц с высокой спастичностью может не только облегчить боль и препятствовать развитию сокращения, но также облегчить пациенту и выполнение функций, касающихся личной гигиены. Лечение ботулиническим токсином показано для каждого пациента со спастичностью. В связи с применением ограниченных дозировок токсина лечению могут быть подвергнуты только локальные синдрома. Ботулинический токсин не следует применять до использования общепринятых методов лечения, потерпевших неудачу, и затем необходимо четко определить цели лечения.

  • Другие неврологические показания.

Ботулинический токсин может быть использован для уменьшения тремора, связанного с переменной мышечной активностью. Применяя терапию ботулиническим токсином можно добиться выдающихся результатов, особенно при эссенциальном треморе головы [43].

Тик представляет собой быстрое повторяющееся полупроизвольное движение, отражающее беспокойство. Тики обычно поражают мышцы шеи и лица и редко продолжаются дольше 100ms. В этом случае они описываются как дистонические тики.Попытка подавления тика часто приводит к увеличению боязни его появления, которая, в конечном счете, разрешается яростной «бурей» движений [44]. Отдельные исследования показали, что ботулинический токсин также может быть полезным при лечении этих нарушений [45].

Менее частыми показаниями для терапии ботулиническим токсином, которые еще широко не изучены, являются мышечное напряжение (головная боль напряжения, «теннисный» локоть) [46–48], миоклонус неба [49], заикание [50], пельвиректальные спазмы (анизм, вагинизм) [51,52] и нистагм [53].

Эффективность и безопасность ботулинического токсина типа А делают его применение возможным при всех заболеваниях, где целью лечения является временное снижение локальной холинэргической гиперактивности нейрона. И как результат, вся поперечно-полосатая мускулатура, гладкие мышцы и потовые железы являются потенциальными органами-мишенями для лечения ботулиническим токсином.

1.3История применения ботулинического токсина типа А в косметологии.

В 1990г. в журналах «Дерматология» и «Хирургическая онкология» были опубликованы первые статьи об использовании ботулинического токсина типа А в косметологической дерматологии. Авторами данных статей были Jean Carruthers, врач офтальмолог из Университета Британской Колумбии в Ванкувере, и ее муж Alastair Carruthers, врач дерматолог [92]. Jean Carruthers участвовала в клинических испытаниях, начавшихся в 1982г. под координацией Dr. Alan Scott и исследовавших использование ботулинического токсина в лечении косоглазия. Во время этих испытаний на 7000 пациентов были изучены результаты приблизительно 17000 курсов лечения [93].

Как и большинство других медицинских открытий, косметические эффекты ботулинического токсина были открыты при случайном стечении обстоятельств. Одна из пациенток Jean Carruthers, которая регулярно лечилась у нее по поводу блефароспазма, обратила внимание на то, что ее морщины, особенно располагающиеся в области надпереносья, после прохождения курса терапии ботулотоксином стали менее выраженными. Данное наблюдение Jean Carruthers обсудила со своим мужем, который в то время возглавлял отделение дерматологической хирургии в Университете Британской Колумбии. Доктор Jean Carruthers предположила, что эффект, описанный пациенткой, может возникать вследствие расслабления мимических мышц лица. Супруги Carruthers начали систематически вводить ботулинический токсин в область надпереносья и позже распространили свои исследования на «гусиные лапки», назо-глабеллярные морщины и линии в области подбородка [94–96]. В своем докладе в 1993г. Andrew Blitzer, профессор отоларингологии в Колумбийском Университете, описал использование ботулинического токсина типа А в лечении гиперфункциональных линий в области лба и подкожной мышцы шеи [97]. В плацебо-контролируемом, двойном слепом исследовании Nicholas Lowe, профессор дерматологии в Лондоне и в Лос-Анджелесе, сравнил клиническую эффективность двух коммерчески доступных препаратов ботулинического токсина типа А Dysport® (Ipsen) и Botox® (Allergan) в косметологии [98]. Доктор Hankins и коллеги из Бостонского Университета возглавили клиническое дозо-зависимое исследование для того, чтобы оценить эмпирически установленные дозы ботулинического токсина, необходимые для уменьшения выраженности морщин надпереносья [99]. Показания для использованияботулинического токсина типа А были тем временем расширены, и сейчас нейротоксин применяется по самым различным показаниям.Вспомогательное лечение ботулиническим токсином типа А, например, было принято в США в качестве составляющей стандартного протокола при лазерной шлифовке кожи [100].

Врачи из Северной Америки и Европы до сих пор расходятся во мнениях о необходимости определения гипергидроза, как косметического показания для использования токсина. Например, в США и Канаде ладонный и аксиллярный гипергидроз рассматриваются как косметические показания [101, 102], тогда как в Германии, большинство врачей считают, что гипергидроз является заболеванием, не относящимся к косметологии [103].

Отчетливое уменьшение морщин, наблюдаемое после лишь одной инъекции ботулинического токсина типа А, быстро привело к широко распространенному одобрению этой техники лечения. Использование ботулинического токсина типа А в лечении гиперфункциональных лицевых линий экспрессии увеличилось экспоненциально примерно после 1995г. Собрания и семинары, объясняющие процедуры, обычно излагались в сокращенной форме, отражая огромный интерес врачей к косметическому использованию ботулинического токсина типа А, не смотря на тот факт, что эти показания не были официально одобрены ни в США, ни в Европе. Журнал «Дерматологическая хирургия» полностью посвятил специальный выпуск, отредактированный Arnold Klein и Alastair Carruthers, теме омоложения лица при помощи ботулинического токсина типа А. Согласно последней прессе, выпущенной Allergan, в этом году ожидается увеличение продаж Botox® по крайней мере в десять раз. Другой коммерческий препарат ботулинического токсина типа А Dysport® не доступен в свободной продаже в США. В предшествующие годы маркетинговые показатели оставались довольно постоянными вследствие стабильной частоты встречаемости нервно-мышечных заболеваний.

Согласно национальной статистике, опубликованной Американским обществом эстетической пластической хирургии в апреле 2000 года, имеет место значительное увеличение применения всех хирургических и не хирургических косметических процедур с целью омоложения лица, но инъекции Botox® показали самое большое увеличение на 665% в период с 1997 до 1999гг.! Наиболее последние данные можно найти на сайте АSAPS в http://www.surgery.org. Статистика, опубликованная аналогичными организациями такими, как Американская Академия Косметической Хирургии (http://www.cosmeticsurgery.org), отражает аналогичную ситуацию.

В настоящее время изучение использования ботулинического токсина типа А в косметологии проводится прежде всего дерматологами, отоларингологами, офтальмологами и пластическими хирургами. В недавних источниках Medline мы нашли 572 публикации о ботулиническом токсине типа А и только одну о его применении в косметологии. Относительно комбинации терминов «ботулинический токсин типа А» и «старение кожи» было выявлено 37 публикаций, большинство из которых были уже опубликованы в вышеупомянутом издании «Дерматологической Хирургии».

Насколько нам известно, на рынке не существует книги, обеспечивающей теоретический и практический обзор косметологического применения ботулинического токсина типа А в эстетической медицине. Наша цель заключалась в создании практического руководства по выполнению процедур уменьшения морщин с помощью ботулинического токсина типа А.

Ссылки по теме:

Закрыть